L|M
одиночество - достаточно успокоительное... средство.
только после смерти, осознания невозвратимости и появления котят, по-настоящему проняло. им.
как внезапным сочувствием.
какая-то новая грань. когда оказывается даже дверь не надо закрывать для сокрытия почти-обязательных гигиенических истерик. потому что - никаких лишних звуков, даже дыхание не сбивается.
нечто похожее на то, что не смог описать макс фрай, когда говорил о том, что нужно всегда прощаться навсегда.
спокойствие осознания *но чего-то главного - не дано* и правильности этого отсутствия. не в смысле желанности, а в смысле, что так и должно быть.
нечто похожее было по истечении сорокового дня, когда вынырнув из смерти, заново осознаешь, какое это наслаждение - жить. только там - это более телесное чувство. а тут...