Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:54 

ты так давно не засыпала у меня на коленях, а я в таком безумном аористе мог - некогда - сказать, что - успел...
но история все еще продолжается. тебе все еще временами кажется, что очередная иллюзия невыносима, а я все так же не отрываюсь от книги, чтоб издевательски бросить своё *ну да, конечно...*

12:00 

когда ты говоришь о нас, мне не остается слов
*он хотел меня взять и окутать теплом* - изящным пируэтом из колонок.
- но так любил, что не стал этого делать, - ты закусываешь губу, чуть-чуть сдерживая улыбку. - и отпустил, - добавляешь ты, закрывая глаза и распахивая руки навстречу ветру.
на самом деле очень жарко. но бывают моменты, когда земное притяжение перестает действовать.

18:01 

а когда наконец уходят все, жаждущие пожелать многая лета и подарить конверт с деньгами, ты подходишь тихонько сзади, обнимаешь прохладными ладонями и молча утыкаешься в плечо горячим лбом.
надо еще убираться, мыть посуду, что-то делать с хаосом празднования... но все прочее может подождать.

07:43 

ты спишь.
солнечный луч плутает в рыжих прядях, зажигая их золотом. ты опять каким-то непонятным образом стащила наволочку с подушки. твой кот затаился по подоконником и охотится на птиц, прилетающих по утрам на твой карниз. твой телефон лежит на ступеньке у кровати. скоро он очнется и голосом дассена снова расскажет тебе *a toi* а так же a moi и a nous.
в этой песне - все, что я чувствую к тебе.

21:57 

меня слишком долго нет рядом. меня тянет к тебе. сквозь все *не стоит*, *нельзя* и *может ты сначала подумаешь?*
не может.
я и думать не буду. я никуда не помчусь. я не стану менее собранным и точным.
слово *надо* пересекаясь в своих многочисленных гранях с *так дОлжно* священно. вдвойне - если это твое *надо*.
я не могу беззвучно сказать, касаясь твоего виска *te credo*. но я очень надеюсь, что ты знаешь это и так.

20:03 

Считалочка

Сто дней, сто ночей,
Плачет город - он ничей,
знаешь, жизни несчастливых
сходятся до мелочей.

Сейчас два часа тридцать восемь минут. Сейчас я сажусь за стол, беру карандаш и пишу тебе то, чего от меня не ждут. А если ждут, ты когда-нибудь передашь. Море плясало и дождь над
ним причитал. Я этого не писала. Ты этого не читал.
Когда-нибудь он выходит ее встречать. Он надевает куртку, берет собаку, на лестнице недовольно пинает банку и вежливо отвечает, который час. До остановки, в общем, недалеко, но он шагает медленно, отражаясь, в широких мелких лужах, от листьев ржавых, в колючем небе, бледном, как молоко. Он впитывает разрозненный звукоряд, прозрачный несезон, холодок по коже, он думает, что любимые все похожи на мелкий дождь, танцующий в фонарях. Он думает, что они все похожи на неоновые змейки на мокрых крышах, на то, как осторожно на руку дышат, когда она несильно обожжена.
Она его обнимает. Слегка сипя, здоровается. Бросает собаке коржик. Он думает, что любимые все похожи и улыбается этому про себя.
Когда-нибудь, например, через пару дней, она сидит в автобусе, как живая, опасная, как собака сторожевая, когда добыча распластана перед ней. Она сидит и внутри у нее все лает и смотрит глазами цвета, как жидкий йод. По радио какой-то мудак поет: "Ах девочка моя, ла-ла-ла-ла-лайла, ах девочка моя, ты такая злая, как будто он совсем тебе не дает."
Она подходит к выходу, словно зомби. И слезы в ней дрожат, будто зерна в зобе,
Она ревет, вдыхая прогорклый смог, двадцатилетний лоб, а точнее лбица, как будто весь мир старался к ней продолбиться, а этот придурок смог. И заяц жил, и лисица жила, и львица - а медведь пришел и разрушил весь теремок.
Она стоит и коса у нее по пояс. И щеки мокры от слез. А у любви есть тот, кто попал под поезд и тот, кто забрызган грязью из-под колес.
Когда-нибудь мы сидим с тобой вшестером - ты, я и четыре призрачных недолюбка и лунный свет, и моя голубая юбка, и дымный и негреющий костерок. Когда-нибудь мы сидим с тобой у огня и ты говоришь мне: "Слушай, кто эти люди?" И я отвечаю: "Это все те, кто любят или любили неласковую меня." И я говорю: "Вот этот отдал мне год, а этот два, а этот платил стихами, которые внутри меня полыхали и отражались строчками у него. Полсотни месяцев, сотни живых зарниц, бессонных и счастливых глазных прожилок - которые я тогда у них одолжила и вот сейчас должна всё прожить за них. Вот видишь, складка, горькая, пожилая, вот слышишь - смех неистовый, проливной - ты думал, это было всегда со мной, а это я кого-то переживаю."
Быть может и сама того не желая - но вечно, как и водится под луной.
Время - наверное пять с хвостом. Острым карандашом этот текст написан о том, что всё будет хорошо.
И острием самым подведена черта.
Я этого не писала.
Ты этого не читал.
(c)

00:27 

- люди всегда бьют в ответ - говоришь ты, когда я застаю тебя, сидящей в темноте, - ну. ты в курсе.
и замолкаешь.

10:26 

а еще...
у тебя забавная реакция на удары. особенно если они от самых близких.
ты перестаешь дышать. короткое междометье - *а.* без выражения. и все.
ты никогда не защищаешься.
дурацкое обыкновение. злящее. не то, чтобы... ...*не знаю такого слова*(с)...

21:44 

- любовь моя! - движения твоих губ складываются в заклинания - сохрани мое сердце в эту ночь на весну!
- ночь на весну...ночь на весну...- шелестят секунды.
и мои ладони неподвижны. в моих ладонях твое сердце. я смотрю на него и думаю, что так просто - позволить ему... но ты попросила меня. и я сделаю все, чтобы.

21:29 

сны.
сумасшедшие. бесконечные. хаотичные.
ты путаешься в одеяле. никак не можешь удобно положить подушку. к утру она напоминает перекрученный жгут. и камень.
у тебя в комнате тепло. даже жарко. ты мерзнешь.
при температуре в 39 - это нормально.
но ты собираешься на работу, и это не обсуждается.
.
просто тебе страшно.
.
настолько, что ты не говоришь со мной об этом.

19:49 

ты намертво вцепляешься судорожными ледяными пальцами в мое плечо, и единственное, что вдыхаешь вперемешку с всхлипами - мое имя. и единственное, что мне хочется сделать - пойти и молча убить тех, кто довел тебя до такого состояния. хрен с ними. пусть даже не мучаются. пусть просто перестанут быть. и всё.
но я не могу.
потому что не могу оставить тебя. разжать твои пальцы. перестать прижимать тебя к себе.
и я остаюсь. потому что сейчас главное - не мои желания, а твои. а тебе на них наплевать. ты хочешь только, чтобы я был тут, рядом. и когда кончатся слезы и силы, - заснуть на моих коленях. потому что по-детски веришь, что пока я тут, тебя никто не обидит.
...
ты так редко бываешь слабой, любовь моя....

21:00 

не понимающий твоего молчания, не поймет и твоих слов. - говоришь ты.
тебя не интересуют знакомые и окружающие, а так же вежливоть и нормы приличия. ты терпишь их не более, чем маску. и слишком часто ее снимаешь. ты умеешь слышать музыку, и совершенно не способна воспринимать ее как иллюзию. только как искренность. и у меня кончаются слова, чтобы объяснить тебе - вчем разница.

почему ты начинаешь учится говорить вместо того, чтобы ждать? видимо, эта молния все-таки действительно разметала по кирпичику твою башню.
и вместо того, чтобы отстроить ее заново, ты решила воспользоваться тем, что оборвали твои цепи.

так ли хорошо быть свободной, любовь моя?

в твоих глазах медленно гаснет надежда. и боль уже не в силах заставить тебя напрячься в исконном инстинкте - прогнать ее. ты позволяешь ей надеть твое тело и сознание как маску. пусть. это уже ничего для тебя не значит. но надежда в глазах гаснет и открытость сменяется силой.
- вообще-то она мне не нужна. - безразлично замечаешь ты о своей всемогущности. потому и дана - говорю я тебе. мне хочется знать, есть ли в этой вселенной слова, способные тебя утешить.
если даже короткому *возвращайся* это не под силу. увидев его обратную сторону, ты приняла и ее. но перестала верить в чудо.
*алебастровый мир достается мне,
но куда мне его девать?.......*


21:45 

ты задумчиво греешь пальцы о кружку с чаем, в которую влила черт знает сколько гадости из бутылки, на которой русским языком написано только *70%*.. и говоришь, глядя в экран: *окаааазывается... есть меня хорошенько спровоцировать, я становлюсь стервой*...
...
я смотрю на тебя через переплетение пальцев, и думаю, что *стерва* - это гораздо лучше твоего извесного безграничного всепрощения.
...а вот алкоголь на тебя не действует. жаль... 


22:15 

ну какого же....
у тебя снова глаза беспомощного ребенка. а за ними - решимости держаться до конца.
ты снова почти готова просить о капельке внимания к себе...
...
ярость.
ненавижу, когда ты так унижаешься.

21:31 

бывает... что я не могу поднять на тебя глаза.
потому что ты улыбаешься утру, смеешься на работе, кутаешься в ветер и не оборачиваешься на льняной ковыль, проезжая его по дороге домой. ты корчищь рожицу и говоришь, что устаешь на работе так, что засыпаешь даже в переполненном духотой автобусе. ты не говоришь, что у тебя все хорошо. но когда кладешь подбородок мне на плечо, чтобы мурлыкнуть в ухо - это подразумевается.
но.
Ночью в роще поют соловьи
днём так жарко, что в воздухе тает
запах яблонь, жасмина и лип,
кто сказал - мне тебя не хватает?
ты не слушай его - это блеф -
всё не будет. не будет иначе,
и тебе я в глаза посмотрев,
не скажу, что два года не плачу...

ты разучилась плакать, любовь моя. ты больше не чувствуешь боли.
я не хочу, чтобы ты видела моё лицо, когда я представляю - от чего - можно - так.

00:00 

ты сведешь меня с ума.
и сама же потом будешь мучиться.

22:02 

слушай, зачем тебе это?
каждый раз, когда я смотрю, как ты стремишься получить хотя бы чуть-чуть внимания, я начинаю злиться.
у тебя взгляд бродячей собаки, которая подходит к людям и заглядывает им в глаза с безмолвной просьбой - *возьмите меня!... я умею давать лапу. я послушный. я веселый. я вас согрею и буду благодарен. очень очень благодарен. только возьмите меня*
такое чувство, будто ты согласна на все, ради одного доброго слова.
идиотка. дура.
неужели ты так мало себя ценишь? ты даже не продаешься. ты приплачиваешь сверху.

мне хочется тебя ударить. наотмашь.


21:41 

когда у меня будет чуть больше времени, я подумаю над тем, какой смысл в твоих стенаниях о загруженности.
ты еще помнишь, что когда ты свободна, на тебя накатывает...ээм... в общем - _оно_?

день свободы - и ты благословишь всех своих работодателей оптом и в розницу, и неоднократно. впрочем. что толку в сотый раз говорить о том, что ты сама очень хорошо знаешь.

03:17 

однако.
я с тобой скоро с ума сойду.
нет, ну ТАКОГО бреда я давно не слышал. эта безумная склонность к схематизированию... ну нельзя же иметь _настолько_ абстрактное мышление!

20:56 

- послушай. займи меня чем-нибудь, или я начну делать глупости.
- хм - *нехотя отрываю взгляд от книги* - делай. только помни, что я тебе говорил про *перейти черту*
- ты не похож на собаку.
- не важно. у меня есть знакомые симарглы.
- ты потрясающе черств и заботлив.
- это оттого, что искренен.
*и снова как в любых неразрешимых ситуациях она кладет голову на мои колени, сворачивается калачиком и засыпает...и мне на какое-то время можно расслабится. во сне с ней ничего не случится*

по седой израненной воде(с)

главная